ГЛАВА 10




...Жил-был Анатолий Петрович Шведов - хороший мужик, умница, отличный семьянин и полковник ФСБ. Надо заметить, совсем не кабинетный полковник: и жизнью сильно битый, и стреляный не раз, помотавшийся изрядно по стране и за ее пределами и так далее. Истинный патриот и мастер своего дела. Связей, порочащих его, не имел.
Вроде бы все в жизни у полковника получалось как надо: вырастил двух детей, выслужил хорошую квартиру почти что в центре первопрестольной, заимел приличную дачу, престижную иномарку, приобрел определенное положение в обществе и искреннее уважение как начальников, так и подчиненных... Ну, почти что полный набор, характерный для средней руки номенклатуры: осталось дотянуть пару лет до пенсии и можно на Клязьме с утра до вечера рыбалкой развлекаться.
Но вот однажды угораздило полковника в море ежедневно поступающих сведений отловить сногсшибательную - я бы даже сказал, сенсационную - информацию. Шведов - старый лис - сразу почуял, что тут жареным пахнет, и сделал охотничью стойку.
Возможно, все вышло бы иначе, доложи тогда он об этой информации начальству. Чего, казалось бы, проще: передал эстафету по инстанции, снизу вверх, отряхнул ладоши и ходи себе именинником - молодец, на старости лет бдительность проявил!
Но полковник и сам значился немалым начальником, самостоятельность имел и власть определенную. А потому решил перед пенсией схлопотать себе беспросветные погоны с большими звездами.
Подключив все имеющиеся в распоряжении силы и средства, полковник за рекордно короткий срок собрал материал, годный для того, чтобы упрятать с конфискацией и на долгие срока целую группу людей. Кое-кому по этому материалу маячили стопроцентные "вышаки" - больно уж дело серьезное вышло.
Речь шла о чеченской войне. Торговля оружием, наркотики, отмывание "черного нала", перераспределение инвестиций... Круто, да?! Полковник тогда тоже подумал, что круто, и даже заказал себе втихаря в ателье генеральский мундир. А на старом кителе на груди просверлил дырочку. И выкатил всю эту сенсационную информацию своему начальству в готовом к употреблению виде.
Ну, насчет дырочки - это понятно. А вот мундир полковник заказал зря. Погорячился маленько. Дело получилось стократ круче, чем хотелось бы.
Выяснилось вдруг, что от людишек, нечаянно попавших в поле зрения полковника, тянутся незримые нити наверх, куда даже смотреть страшно, голова кружится.
Получалось, что ежели эти людишки, угодив в пенаты, всем кагалом начнут прилежно "раскалываться", это повлечет за собой лавинообразный процесс, чреватый чудовищными по своим масштабам катаклизмами политического характера...
Нет, идиотом полковник не был. Заваривая всю эту кашу, он прекрасно понимал, что здорово рискует. Те, кто соприкасался с этой информацией, разрабатывали лишь отдельные элементы, выполняя распоряжения своего шефа. Никто из них понятия не имел об общей картине. Единственным обладателем полнообъемного материала был сам полковник. И, опираясь на это обстоятельство, он полагал, что мощный скачок вверх ему обеспечен при любом раскладе. Начнут дело раскручивать: полковник на коне, "гдлян-иванов" новоявленный! Пожелают дело замять, чтобы избежать громкого скандала, опять хорошо: полковнику нужно чем-то очень весомым рот заткнуть, чтобы молчал как рыба и был благодарен до гробовой доски. А он еще поторгуется, набивая себе цену, покочевряжится немного, чтобы потом с почетом капитулировать.
Все верно вроде бы рассчитал полковник. Прецеденты подобного рода имели место и раньше, и порядок действий обеих сторон в аналогичных случаях сформировался в определенную систему.
Но в данном случае система неожиданно дала сбой. Полковник, при всей своей прозорливости и мудрости, не учел особенностей нашего времени и чрезвычайной опасности информации, которой он имел неосторожность обзавестись. Короче, стал стареть.
Торговаться никто не счел нужным. Как нежелательного носителя секретов нулевой категории полковника решили немедленно уничтожить...
В один прекрасный день полковнику позвонил какой-то сексот и сообщил с волнением в голосе, что желает немедленно встретиться с ним с глазу на глаз в некоем уединенном местечке для передачи важной информации.
Как и подобает истинному служаке, полковник тотчас же поспешил на встречу, нимало не заботясь о личной безопасности. И угодил в засаду, устроенную в "уединенном местечке".
Однако то ли уровень профессионализма поджидавших оставлял желать лучшего, то ли клиент попался не совсем ординарный - засада не удалась. Завалив двух киллеров из четверых, полковник благополучно смылся с места происшествия и доложил о случившемся своему начальству.
Утром следующего дня, когда полковник ехал на работу, его служебную машину расстреляли в упор из промчавшейся мимо на огромной скорости кареты "скорой помощи". Киллеры работали из трех автоматов и изрешетили "Волгу" как дуршлаг, убив наповал водителя. Полковнику опять повезло: он отделался легким ранением в руку и множественными ушибами.
А вечером того же дня в палату госпиталя, куда положили раненого полковника, совершенно "случайно" через окно залетела граната, выпущенная из противотанкового гранатомета.
Наверно, полковник родился в рубашке: за минуту до выстрела уборщица попросила его выйти из палаты, чтобы не мешал наводить порядок. В результате двое малолетних детей уборщицы, которая жила одна без мужа, остались сиротами...
Полковник, повторяю, был отнюдь не идиот. Сделав соответствующие выводы, он решил более не искушать судьбу и удрал из госпиталя. И "залег на дно" - что для него не составило особого труда, учитывая специфику его рода деятельности.
На этом, однако, злоключения нежелательного носителя опасной информации не кончились. Когда спустя двое суток он позвонил домой, чтобы поинтересоваться делами семейства, жена дрожащим голосом сообщила, что какие-то люди вчера вечером силком увезли в неизвестном направлении сына и дочь и пообещали, что убьют их, если полковник в течение трех суток не явится по такому-то адресу.
Полковник успокоил жену и заверил ее, что все уладит - волноваться не надо. Полагая, что имеет дело с представителями властных структур, он не испытывал и тени сомнения, что "коллеги" просто-напросто блефуют. И продолжал спокойно ждать, когда истечет установленный срок, чтобы затем позвонить домой и поздравить жену с благополучным возвращением детей.
Но вот срок истек. На звонки полковника никто не отвечал. А чуть позже он узнал, что утром следующего после истечения указанного срока дня возле его дома были обнаружены тела его жены, дочери и сына...
Вот такую мрачную историю поведал мне полковник Шведов, когда после семнадцати часов утомительного путешествия по пересеченной местности мы наконец получили возможность уединиться.
Да, все вышло очень скверно. Получалось, что теперь мы с полковником побратимы по несчастью и вынужденной форме нелегального существования. Толик Шведов, как и Антон Иванов, безвозвратно канул в Лету. В настоящий момент я имел честь общаться с майором милиции в отставке Алексеем Федоровичем Черновым. Только Шведов канул куда круче меня. Он, помимо всего прочего, умудрился организовать себе высококлассную "пластику", неплохое жилье и частное детективное агентство под хорошей "крышей". И, по-видимому, не имел оснований в данный момент жаловаться на жизнь.
Итак, мы сидели в небольшом зале Шведова... пардон - Чернова дома, разомлевшие после душа, употребляя помалу "Кремлевскую де люкс", и с интересом наблюдали друг за другом.
После трясучей дороги с объездами постов ГАИ нас обоих одолевала ужасная усталость. Хотелось нажраться до опупения и завалиться спать, но... но любопытство, сами понимаете, один из самых сильных мотивов, движущих поступками человека и определяющих его поведение. У меня к Шведову было море вопросов. Все 17 часов я молча терзался этими вопросами, потому что с самого начала полковник однозначно дал понять, что ловкие парни, ехавшие с нами, не совсем подходят в качестве интерьера для интимной беседы.
И вот - теперь условия вполне соответствуют: можно рубить сплеча, возмущаться, негодовать, даже впасть в кратковременное буйство - благо имеются достаточные для того основания... Однако в глазах перевоплощенного Шведова я тоже угадывал изрядное любопытство и ждал, когда он соблаговолит это любопытство реализовать. Нет, не потому, что опасался какого-то подвоха: Шведов не тот человек, который способен на подлость. Просто жизнь приучила меня, что называется, "не лезть поперек батьки в пекло" - не соваться с вопросами, если собеседник сам, в добровольном порядке, готов дать тебе информацию к размышлению. Возможно, после этого часть вопросов отпадет сама собой...
Мы молчали. Шведов ждал, когда же я начну "перекрестный допрос", а я с безразличным видом изучал интерьер, жевал закуску и размышлял... Однако быстро этот парниша сумел реабилитироваться. Ой быстро! Заимел дом, машину, определенное положение - такого не всякий добьется за долгие годы и при легальном статусе - и все за каких-нибудь три месяца! Как же это он?! Попробуйте-ка пропасть без вести и легализоваться таким макаром за три месяца. Я, например, попробовал - знаете, что из этого получилось. Да, интересный фрукт. Очень интересный... Откуда что берется? Наверно, огромный опыт, связи, бабки какие-то левые, фантастическое, я бы даже сказал - ненормальное везение, или... или даже не знаю - что.
- Ладно, Сычонок - твоя взяла! - сдался Шведов после нескольких минут обоюдного молчания. - Спать охота - а то бы я с тобой еще долго в гляделки играл... Вот что, солдат. Ты мне скажи - чью кассу ты прихватил?
- Абдуллы Бекаева. Мехино, - честно признался я. Зачем врать? От такого таиться - себе дороже. Это не бригадир!
- Д-а! - удовлетворенно воскликнул Шведов и пристукнул ладонью по журнальному столику. - Так я и думал! Так я и думал... Угу... ну не молодец ли я, а?! Сколько?
- "Пол-лимона". Нет, вру - уже 460 штук. Сорок бригадир отнял - земля ему пухом.
- Не врешь? - прищурился Шведов. - Точно ли "поллимона"?
- Не-а, не вру. "Пол-лимона" там было - ни баксом больше.
- Угу, угу... - Шведов в раздумье побарабанил пальцами по столу. - Ясненько... Чего делать намереваешься?
- Хочу подобрать отряд - человек десять, экипировать его, потренироваться маленько - и в Чечню.
- Зачем? - полковник, похоже, искренне удивился. - Чего ты там забыл?
- Я забыл там кое-кого из ныне живущих сделать трупами, - несколько напыщенно заявил я. - А тут мне делать нечего. Да и небезопасно мне тут.
- Ой ли? - усомнился Шведов. - Так-таки и нечего?
- Нечего, нечего, - заверил я, - чужой я здесь.
- Ннннн-да... Ясненько, - Шведов почесал коротко остриженный затылок и как-то странно хмыкнул. Показалось мне вдруг, что мой последний ответ полковник воспринял несколько иначе, чем можно было ожидать. Ну, да Бог с ним - разберемся.
- Ну, теперь моя очередь, - заявил я после некоторой паузы. - Теперь держитесь!
- Да-да, конечно, - валяй, - согласился Шведов без особого энтузиазма и долил водки в рюмки, подавив смачный зевок.
- Как вы меня вычислили - раз. Откуда узнали про баксы - два. Что за мудила чуть ли не каждый день донимал меня идиотскими звонками - три. Для чего меня так ужасно подставили и чья вообще это была идея - четыре. И последнее... Так-так - чего там у нас последнее? А! Вот: на хера я вам нужен?! Ведь вы, полагаю, ухайдокали девять человек не ради того, чтобы облобызать старого приятеля?
- Какой-то ты шустрый! - легкомысленно заметил Шведов и опять сладко зевнул. Похоже, особого желания отвечать на целую кучу неприятных вопросов полковник в настоящий момент не испытывал.
- Анализировать будешь?
- Не-а, не буду, - пообещал я. - Чего уж теперь анализировать - все кончилось! Раньше надо было...
- Кончилось, говоришь? - загадочно пробормотал Шведов. - Как знать, как знать... Может быть, ничего еще и не начиналось...
- Загадками изволите изъясняться, Анатолий Петрович, - несколько раздраженно отреагировал я. - Скажите все, как есть, и спать пойдем.
- Алексей Федорович, - поправил меня Шведов. - Алексей Федорович... про Анатолия Петровича забудь - нету его.
- Ладно, - согласился я. - уже забыл... Ну и?
- Хорошо. Начнем с последнего пунктика - так удобнее, - Шведов зажег сигарету и поудобнее устроился в кресле, словно готовясь к длительной беседе. - Ты мне действительно нужен. Именно поэтому я тебя и вычислил. Это уже рутина - детали, так сказать... Подсобрал информашку: связи, знакомства, склонности, спрогнозировал твои действия... Получалось, что после побега из СИЗО идти тебе, кроме как к Кротовскому, некуда. Это тебе скажет любой сопливый стажер из милицейской школы.
- Ха! Ну вы даете! - обиделся я. - Да я сам в Чечне вам рассказывал, что мой лучший друг рэкетиром заделался! Сопливый стажер... Не расскажи я вам тогда про Вовку, искали бы и по сей день!
- Ну, рассказывал, - лениво согласился Шведов. - Не в этом суть. Вышел, короче, на тебя, организовал наблюдение. Человечек мой жил три недели в Зеленогорске, следил за тобой - подсматривал, подслушивал и так далее. И позванивал.
- Зачем?! - искренне удивился я. - Почему сразу не законтачили?
- Да так... - Шведов неопределенно пожал плечами и лукаво ухмыльнулся, - психологический этюд. Мне надо было знать наверняка, сумеешь ли ты благополучно адаптироваться в новых условиях, привыкнуть к другому образу существования...
- Ну и как?
- Что - как? Сам знаешь - не сумел! На первой же чисто рэкетирской операции прибил подчиненных. А ведь это - постоянный стиль их работы. Негоден ты для рэкета.
- Микрофончики! Записи... - укоризненно констатировал я. - Все разговоры прослушали. А куда втыкали, а? Домой ко мне, что ли, забирались?
- Ну, зачем микрофончики? - удивился Шведов. - Это очень трудоемкий и изрядно устаревший процесс. Есть вещи получше. Например - сканирование с оконных стекол. Защиты никакой - подъехал на полета метров и сканируй сколько влезет.
- Во как! - восхитился я. - Прогресс, значится! Эпоха НТР...
- А ты думал? Зря, что ли, двадцать три года в чекистах хаживал?!
- Так, так... А зачем подставили? - поинтересовался я несколько агрессивно. - Вас бы, Анат... тьфу! Ляксей Федорыч, в бочку засадить да заставить полчасика через трубочку подышать! Я б на вас посмотрел... Кстати - зря вы так. Я бы и так от Белого ушел - уже все к тому шло.
- Ну, извини, солдат, - Шведов сожалеюще развел руками. - Были у меня сомнения по поводу неизбежности вашей разлуки. Больно уж ты бригадиру приглянулся. Поломанного "быка" он тебе мог бы и простить - покуражился бы чуток, и сдался. А когда унюхал, что хорошими бабками запахло, - тут же "завелся"... Они все такие - уж я-то знаю. Так что - не взыщи.
- Ну спасибо - хорошо! - Я мрачно ухмыльнулся. - Вот это психэтюдики у вас! Я, между прочим, запросто мог утонуть в той вонючей бочке. Или чердаком повредиться - были, знаете ли, все предпосылки для этого... Ладно, Бог с вами. Самое, как мне кажется, удивительное: откуда вы узнали про баксы?
- Ты не поверишь, мой юный друг... но именно с этих проклятых баксов и начались мои заморочки. - Шведов, нахмурившись вдруг, плеснул в стопки еще водки и закурил новую сигарету. - Я, кстати, с твоими похождениями знаком гораздо лучше, чем тебе, может быть, хотелось бы! Гораздо лучше... Лагерь Абдуллы ты взорвал?
- Хм! Однако... - Я удивленно покачал головой. - Ну вы, я вам скажу... а, что скрывать! Было дело, было... Шел себе мимо - дай, думаю, рвану лагерек для комплекта...
- Я так и полагал, - заявил Шведов с некоторой долей торжества в голосе, - так и полагал... Ну ты и гусь!
- Я Сыч, а не гусь, - поправил я собеседника, - и хватит мучить меня дедукцией! Скажите все как есть, и спать пойдем!
- Ладно, ладно - не буду, - миролюбиво пробормотал Шведов, - не буду... Схема очень простая, солдат. Ты наверняка встречался с такими явлениями на войне. Есть, предположим, какой-то там хмырь, - тычок большим пальцем вверх. - Типа того: "строит и восстанавливает уничтоженную войной чеченскую экономику...". Хм! Ну вот - бабки перечислил на счета каких-то левых строительных фирм, все оформил - комар носа не подточит. Абдулла работает... извини - работал, на этого хмыря. Заказчик указывает - где и когда - и платит хорошие бабки. Естественно, через изрядную цепочку посредников. Люди Абдуллы приходят и на месте гипотетического "объекта строительства" делают "выжженную землю". Все списывается на боевые действия. Сие отработано до автоматизма и функционирует без сбоев... Механизм понятен?
- Вполне. Чего вы мне ликбез устраиваете? Это каждый боец-первогодок знает. Мне непонятно, как махинации этого мерзавца там, в Чечне, попали в сферу ваших интересов в столице!
- Да просто все, элементарно, - Шведов небрежно махнул рукой, - бабки к Абдулле ушли, а очередной заказ он не выполнил. Заказчика сильно подставил. И не потому, что вредный оказался "чех"... Просто он был немножко мертвый... Прецедентов такого характера до этого случая не было. Хмырь начал очень серьезно спрашивать со всех, кто замешан, - получилась изрядная и небескровная разборка. В это время, кстати, вроде бы ненароком, подкатывает ко мне один "коллега" и интересуется: а что за парнишу ты пристроил к журналисту, который в круиз по Чечне месяц назад наладился? Я его, естественно, продезинформировал и организовал наблюдение. И очень скоро ухватился за ту самую ниточку, которая, как оказалось, вела в пороховой погреб... Ну, ты в курсе.
- Почему же вы решили, что это именно я причастен к взрыву в лагере Абдуллы? Там такая хреновина была - очень несложная в обращении - кто угодно мог пошутить. Да сам Абдулла спьяну запросто мог - они бухали беспробудно... У вас, наверно, интуиция просто разыгралась! Припадок дедукции.
- Ну нет, солдат! - Шведов грустно улыбнулся. - Ничего у меня не разыгралось. Я тебе говорю: имела место тщательная разборка обстоятельств взрыва и пропажи денег, поскольку это имело прямое отношение к срыву заказа. Каждый иностранец, отправившийся в Чечню, был у нас на учете - ты знаешь. Факты сопоставить нетрудно, если имеются показания очевидцев, схожие в некоторых деталях... Короче, несколько человек в Мехино в один голос заявили, что накануне взрыва через село проезжали иностранные журналисты - спрашивали дорогу в лагерь Абдуллы. А потом, буквально за два часа до взрыва, их машина проехала обратно. Улавливаешь?
- Ну и что? - пожал я плечами. - Ну и проехали. Мало ли журналистов шастает по горам? Они что - фоторобот наш составляли?
- Неправ ты, солдат, - укоризненно попенял мне Шведов, - кругом неправ. Журналисты у них там ежедневно туда-сюда не шастают. А потому все запомнили марку машины. Это был изрядно потрепанный "Лендровер"... весь измазанный зеленой мастикой. Будто пробоины пулевые заделывали...
Я чуть не поперхнулся очередным куском ветчины. Во дела! Этак недолго и в анналы угодить...
- И еще... - Шведов загадочно поднял палец вверх, концентрируя мое внимание. - Там, в лагере Абдуллы, не все погибли при взрыве... Кое-кто остался цел и невредим. А потом эти "чехи" сказали, что машина у журналистов сломалась и один из них вернулся назад - просить тягач, что ли...
- Часовые! - воскликнул я, тревожно глотнув застрявший в горле комок. - Часовые наверняка остались в живых. И они меня...
- И они тебя хорошо запомнили, - продолжил Шведов. - После взрыва труп журналиста обнаружен не был. Касса - тоже. В то время, как ваша машина вроде бы сломалась, ты пошел в лагерь, а твой приятель проехал через село в долину. Нестыковок - масса... Ты, кстати, не в курсе, а я твоего журналиста отмазал, когда он обратно возвращался. Его мои "коллеги" в оборот хотели взять - попытать насчет кой-чего... Вот так. А ты, скотина неблагодарная, даже не соизволил зайти, пузырек поставить за протекцию! Хотя, понимаю - тебе тогда не до этого было... Ну вот - итог очень неприглядный: кассу эту сейчас активно ищут, - опять тычок вверх, - кто любит, когда у него бабки отнимают. Не бог весть какая сумма по их масштабам, но все же...
- Да, вот это действительно интересно, - я озадаченно поморщился. - Не думал я, что это станет народным достоянием, не думал... Об этих баксах даже журналист понятия не имел!
- Все тайное становится явным, - назидательно молвил Шведов, - это аксиома... А тебе, солдат, по-моему, должно быть очень грустно. Я бы на твоем месте всерьез задумался: стоит ли скоропалительно улепетывать из-под надежного крылышка полковника? Ну смотри: за расстрел пленных тебя ищут - и власти, и "духи"; за побег - ищут; за кассу и взрыв - ох, как ищут, друг ты мой! И "духи", и те, кто похлеще, - ритуальный тычок большим пальцем вверх. - Я бы на твоем месте упал бы на колени и расплакался: возьми, дядя, - защити и обогрей! А? А ты куда-то там воевать собрался...
- Ну спасибо, утешили! - вроде бы безразлично бросил я. - Злые вы все - уйду я от вас... Мне теперь действительно в Чечне будет лучше, чем здесь. Потому что помимо тех, кого вы перечислили, меня еще и зеленогорская братва будет искать. Вот уж перед кем не виноват! А попробуй докажи: девять трупов, а пацан пропал... И самое неприятное, прошу заметить, что этой братве мои координаты очень хорошо известны. Рост, вес, паспортные данные - даже содержание историй болезней! Нет, надо мне мотать отседа...
- Пока ты у меня - я тебе гарантирую безопасность, - без тени бахвальства заявил Шведов. - А свалить всегда успеешь... Вот сделаешь кое-что для старого пердуна - и мотай куда хочешь.
- Да, кстати - о птичках! - встрепенулся я. - Вы так и не сказали, зачем я вам нужен. Извольте объясниться!
- Да это так - ерунда, - Шведов небрежно махнул рукой и поморщился: - Ты, когда на грудь примешь, прям как институтка выражовываешься! Проще будь - люди к тебе потянутся... Кое-какая работенка имеется у меня... Сделаешь - и хоть на все четыре стороны.
- Так-так... - я попытался слегка взбрыкнуть, хотя понимал, что особого выбора у меня нет. - А ежели я, допустим, имею другие планы? У меня, например, нет времени - некогда мне! Чего ради я должен работать .на вас?
- Да уж придется поработать, - жестко отрезал Шведов. - Придется! Я не за тем тебя из бочки достал, чтобы вежливо выслушать отказ. И потом - полагаю, работенка тебе понравится. И условия договора тоже. Ну?!
- Куда деваться! - я поднял руки вверх. - Когда начнем и что делать?
- Завтра и начнем, - Шведов приподнялся из кресла и удовлетворенно зевнул во весь рот. - А делать ничего пока не надо. Пока нужно только руководить...


далее: ГЛАВА 11 >>
назад: ГЛАВА 9 <<

Лев Пучков. Кровник-2: Убойная сила
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ЭПИЛОГ